.

Вирджиния Вульф – одна из ведущих фигур литературного модернизма

“В чем смысл жизни? Вопрос простой; вопрос, который все больше тебя одолевает с годами. А великое откровение не приходит. Великое откровение, наверное, и не может прийти. Оно вместо себя высылает маленькие вседневные чудеса, озаренья,  вспышки спичек во тьме”, – писала одна из самых интересных писательниц Англии XX века Вирджиния Вульф, за свою недолгую жизнь в 59 лет успевшую стать одной из ведущих фигур литературного модернизма.

Вирджиния Вульф

Семья юной мисс Аделин Вирджинии Стивен была целиком и полностью литературной, так что даже если бы она захотела избежать любой связи с писательскими и художественными кругами, ей бы это не удалось. Отец Вирджинии, сэр Лесли Стивен, был выдающимся критиком, философом и историком мысли, одним из первых альпинистов своего времени, человеком прогрессивных взглядов и необычных для того времени идей. Его собственный отец был сторонником отмены рабства и колониальным чиновником, воспитавшим сына в либеральных идеях. Юный Лесли был рукоположен в сан англиканского священника, но практически сразу после церемонии отрекся от него, заявив о своем агностицизме. Первой женой его стала дочь известного писателя Теккерея Минни, рано умершая и оставившая ему дочь Лору, психически нездоровую инвалидку. Это было первым тревожным проявлением заболевания, отразившегося позднее на всей жизни будущей писательницы.

После смерти жены Лесли сблизился с ее более развитой интеллектуально сестрой-писательницей, но позднее предпочел ей другую особу, молодую вдову Джулию Дакворт, увлекавшуюся идеями агностицизма и увлеченную его сочинениями, которая приняла его предложение только тогда, когда ее опасная соперница и подруга, Энни Теккерей, не вышла замуж за другого. Вторая леди Стивен была своего рода легендой: она являлась музой художников-прерафаэлитов, удивляя с портретов своей нордической холодной красотой и смешанным англо-франко-бенгальским происхождением, а также филантропией, неверием в бога и антифеминизмом. Впоследствии именно Джулию Стивен участники группы художников и писателей “Блумсбери”, к которой принадлежала и сама Вирджиния, назовут “матерью” и “призраком” одновременно: она умерла, когда ее самым младшим детям от второго брака будет от 16 до 12 лет, но память о ней они сохранят навеки. Например, сестры Ванесса Белл и Вирджиния Вульф отвергали викторианскую чопорность покойной матушки, нося ее платья и делая похожие прически.

Не любить свою семью, давшую ей столько полезных связей и интеллектуальную обстановку, насыщенную встречей с великими людьми, ей было позволительно: от первого брака Джулии Стивен с адвокатом Даквортом осталось трое детей: Джордж, Стелла и Джеральд. Единоутробная сестра позднее заменит осиротевшим братьям и сестрам мать, а вот братьев и Ванесса, и Вирджиния хором будут обвинять в сексуальных домогательствах. Несмотря на то, что старший из них сделает карьеру государственного чиновника, а младший станет видным издателем, обвинение заставляет задуматься. Как говорят биографы Вирджинии Вульф, именно насилие и смерть отца послужили сигналом к первому приступу ее болезни и помещению в психиатрическую лечебницу, а, возможно, и общая неудовлетворенность жизнью и строгими семейными правилами приличия, запрещавшими Вирджинии говорить кому-либо о насилии. Тем не менее, повторяющиеся в семье Стивен жалобы на то, что женщины в семье, включая сестру писательницы по матери Стеллу и сестру по отцу Лору, на домогательства со стороны братьев и кузена, также страдавшего психическими отклонениями, заставляют сомневаться в их правдивости современными исследователями. К этому же времени юная девушка осознала, что ей, скорее всего, нравятся женщины, но чисто в духовном смысле.

Вовлечение Вирджинии в жизнь искусства началось с того момента, когда ее брат Тоби пошел в Тринити-колледж, где познакомился с несколькими интересными молодыми людьми, противниками реализма и сторонниками нетрадиционной морали – писателем и гомосексуалистом Литтоном Стрейчи, литературным критиком Клайвом Беллом, будущим мужем Ванессы, и тем, кому было суждено стать ее спутником и супругом, писателем, мыслителем и публицистом Леонардом Вульфом, евреем по происхождению. К этой нации писательница относилась в разные годы неодинаково: в юности ее глубоко возмущали внешность и манеры евреев, увиденных ею в Португалии во время путешествия, а позднее, наоборот, она считала их и своего мужа Леонарда воплощением человечности. Отчасти ее самоубийство во время Второй мировой войны и было связано со страхом перед возможной оккупацией нацистской Германией Британских островов.

Блумсбери – это название не только группы молодых дарований, но прежде всего того района Лондона, где поселилось семейство Стивен после смерти отца, богемного и шумного, являющегося живым противоречием чопорному буржуазному Кенсингтону, где родилась сама Вирджиния. Само общество включало в себя не только творческую интеллигенцию, но и государственных деятелей и даже экономистов, например, Джона Мейнарда Кейнса, присоединившегося к группе позднее. Также среди знакомцев девочек и мальчиков Стивен значились будущий писатель военного времени Э. М. Форстер и автор термина “пост-импрессионизм” Роджер Фрай. Всех их отличала неуемная жажда жизни, выражавшаяся как в увлечении дизайном, так и в бурной сексуальности: так, Ванесса Белл, сестра Вирджинии, состояла в любовном четвероугольнике со своим мужем, любовником, художником Дунканом Грантом, и его увлечением писателем Дэвидом Гарнеттом, который позднее женился на внебрачной дочери Ванессы и Дункана. По контрасту с этим, жизнь Вирджинии протекала гораздо менее бурно.

В 1907 году, сразу после брака сестры, она переехала из Блумсбери, хотя по-прежнему сохранила связь с группой, вместе с младшим братом Адрианом, будущим психоаналитиком и попыталась создать собственное объединение. К 1915 году она стала автором, опубликовав в издательстве столь ненавидимого ею брата Джеральда “Дакворт-пресс” первый роман “По морю прочь”, в рукописи имевший название “Мелимброзия” – по имени вымышленной южноамериканской страны, куда направилась главная героиня. В этом произведении впервые встречается фигура Клариссы Дэллоуэй, героини самого известного произведения Вульф “Миссис Дэллоуэй”, холодной светской дамы, чей муж влиятельный чиновник, а дочь связалась с подозрительной гувернанткой-немкой. В это же самое время она пользуется скандальной популярностью в так называемом “деле о дредноуте”, инспирированном группой блумсберийцев. В 1910 году веселые молодые люди в костюмах проникли на корабль королевского флота, попытавшись выдать себя за абиссинских послов, причем Вирджиния исполняла роль принца далекой страны. Через некоторое время она вообще переехала в дом, где проживала, помимо брата, вместе с Дунканом Грантом и будущим светилой экономики Кейнсом, сказав своей подруги, что “хочет попробовать все виды экспериментов”. Неплохо образованная, Вирджиния считала себя индивидуалисткой и возмущалась тем фактом, что лишь ее братья как мужчины были приняты в Кембриджский университет, а она сама довольствовалась ролью ученицы женского Кингс-колледжа, и неоднократно высказывалась на тему свободы и независимости творческой личности вне рамок половых различий, например, в эссе, посвященном вымышленной сестре Шекспира. Что было бы, если бы у гениального Уильяма была сестра, столь же одаренная, как она? Смогла бы мисс Шекспир достичь такого же призвания и стать абсолютно независимой? Ответа на этот вопрос писательнице так и не удалось найти.

В 1912 году Вирджиния выходит замуж за Леонарда Вульфа, которого она знала как друга ее покойного любимого брата Тоби с 1904 года. Сама она не хотела замуж будучи сломленной как физически, так и морально, страдая от депрессий и не желая связывать себя узами семьи. Именно поэтому она отказала своему другу Литтону Стрейчи, который, имея нетрадиционную ориентацию, фактически стал бы для нее другом и позволил делать ей все, что она пожелает. Однако ухаживания Леонарда Вирджиния приняла, проведя с ним целую неделю в 1911 году. Через год они поженятся в регистрационном бюро, минуя церковь (невеста считала себя атеисткой), и станут жить душа в душу до самой смерти. Впрочем, судя по всему, брак семьи Вульф был платоническим. Очень скоро Леонарду пришлось узнать, что его молодая жена серьезно страдает от биполярного расстройства, которое вызвало у нее уже три попытки самоубийства, одна, наиболее серьезная, произошла после публикации первого романа.

Несмотря на периодически возникающие приступы, Вирджиния писала усердно, старательно и очень много, вызывая неподдельный интерес современников стилем письма, основанным на свободном потоке сознания, мелких бытовых деталях, впечатлениях и эмоциях, проживаемых героем обычно за один короткий день. В 1925 году выходит в свет “Миссис Дэллоуэй”, где главными героями выступают уже упоминавшаяся светская львица, готовящаяся к приему важных гостей, и страдающий от посттравматического синдрома ветеран Первой мировой войны, который мучает себя и свою молодую жену капризами сознания. Вслед за этим отчасти автобиографичным сочинением Вирджинию накрывает очередная депрессия, с которой ей помогает справиться только сочинение вышедшего в 1927 году романа “На маяк” про кружок интеллектуалов и их времяпрепровождение на курорте, в том же году она публикует еще одно сочинение, “Орландо”, биографию-роман молодого аристократа, который проживает 300 лет в образе то мужчины, то женщины, нимало от этого не страдая.

В образе Орландо, столь значимом для Вульф, она воплотила как свою мечту о сочетании мужской решимости с женской чувствительностью, так и выразила свою любовь к Вите Сэквилл-Уэст, которую встретила в 1922 году. Вита была поэтессой и аристократкой, известной своими любовными авантюрами как с мужчинами, так и с женщинами, и женой дипломата сэра Харольда Николсона, также бисексуала. За время их связи Вирджиния выросла интеллектуально и эмоционально: так, Вита постоянно ободряла ее и уговорила сменить психиатра, чтобы вылечить нервы, а также успех второго романа леди Николсон “Эдвардианцы” помог Вирджинии начать писать ему ответ в виде “Орландо”. Как заявила сама Вульф в письме к мужу, роман с Сэквилл-Уэст был почти полностью духовным, и физически две женщины были близки только дважды, хотя их любовь продлилась целых 10 лет, с 1925 по 1935 годы. Разногласия женщин были принимали даже политический характер: в своем эссе “Собственная комната” Вульф критиковала правила наследования среди аристократии, когда имущество доставалось в основном только старшему сыну, а горделивая Вита его защищала. Позднее Харольд наладит контакты с британскими фашистами, а неверность Виты и ее новые любовницы сделают продолжение отношений невозможным. Несмотря на то, что нынешние поколения помнят о Вите Сэквилл-Уэст в основном как о музе великой Вирджинии Вульф, сама она не считала ее отношения с писательницей значительными.

В 1911 году Вирджиния знакомится с группой, которая называет себя “нео-язычниками” и пропагандирует возврат к природе с вегетарианством, социализмом, нудизмом и времяпрепровождением на открытом воздухе. Позднее этот опыт она отразит отчасти в своих романах “На маяк” и “Годы”, описывая складывающиеся в этом кружке отношения. Как отмечали ее знакомые, в этот период жизни писательница стала гораздо более уравновешенной и перестала постоянно впадать в депрессивные состояния. Только в 1941 году ее болезнь обострилась в связи с разрушением ее лондонского дома во время воздушной атаки и переселения в деревню, где не было ни горячей воды, ни электричества. Дом, который так любил Леонард, разводивший цветы и предпочитающий размеренный стиль жизни, превратился для его жены в кошмар. С течением времени Вирджиния стала буквально одержима идеями о смерти и увядании, а 28 марта она вышла из дома в полубессознательном состоянии, оставив мужу прощальную записку, где говорилось, что она скоро окончательно сойдет с ума и выражалась благодарность за проведенные вместе годы. Только 18 апреля, в самый разгар весны, ее тело было найдено рыбаками. Ее последний роман “Между актами” будет опубликован тогда же. “И любовь разрушает тоже. Все прекрасное, истинное – все проходит”, однако забытая после войны память о писательнице возродилась в 1970-е, и ныне имя Вирджинии Вулф остается навеки вписанным в историю того бурного времени, породившего Джойса, Пруста и “сестру Шекспира”, промахнувшуюся во времени, как ее любимый герой Орландо.

Автор статьи:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...
Ссылка на основную публикацию